Декабрь 14 2018 03:20:52
Навигация
Юлия Андреева. А память священна...
Общество

Юлия Павловна покинула родной колхоз в начале 30-х, уехала в Ленинград. Ей было всего 15 лет. Устроилась на мясокомбинат имени Кирова. В 41-году - у неё было всё, что составляет человеческое счастье - любимый муж, двое маленьких детей - дочь и сын, работа, дом. Семья строила планы на счастливое будущее, но война беспощадно их разрушила и отняла у женщины всех, кого она любила. Летом 41-го муж Иван ушёл на фронт. А спустя несколько недель город Ленинград оказался в окружении фашистских войск. Потянулись долгие, мучительные дни блокады: бомбёжки, артобстрелы, разруха. Страшным ударом для молодой женщины стала смерть 2-х месячного сына Володи. Но надо было продолжать жить. На руках была годовалая дочь Валя. До сих пор Юлия Павловна не может забыть ночи в бомбоубежищах и смертельно пугающий быстрый ритм метронома, обозначавший воздушную тревогу.

Юлия Андреева - ветеран Великой Отечественной войны:
«Стали долетать снаряды, зажигательные бомбы. Мы по очереди дежурили. Моя очередь,  я должна дежурить. Попадали осколки. И зажигательная бомба попала на чердак над нашей квартирой. Я поднялась на чердак. Мне дали щипцы чуть по меньше меня. И нужно было эти бомбы выкидывать на улицу. Как ночь - мы ночевали в подвалах. После этих бомбёжек много было раненых».

Работали не жалея сил по 16 часов.

Юлия Андреева - ветеран Великой Отечественной войны:
«Мы с 8 часов работали, а потом с 4 до 11 вечера мы копали противотанковые рвы и окопы. Кроме этого, работали и в госпитале - ухаживали за ранеными. Юлия Павловна переехала с дочкой  к родственнице из пригорода в Ленинград. Из своих квартир нас на автобусах вывезли в Ленинград. Кого куда. Вот где жили евреи, там освободились квартиры. Меня золовка взяла себе. Я была на Петроградской стороне.  А до комбината нужно было 12 остановок идти. Трамваи уже не ходили - пути были нарушены. Когда фронт подходил к Ленинграду - гибло очень много животных и это все приходило к нам на фронт. Мы это всё перерабатывали для армии. А сами - как Бог дал. У нас ничего кроме куска хлеба не было».

Воспоминания о днях, проведённых в блокадном Ленинграде острыми иглами вонзаются в человеческую память. Память, пронизанную болью, ужасом, горечью потерь. "Мучительное чувство голода  было ужаснее страха смерти" - вспоминает Юлия Павловна.

Юлия Андреева - ветеран Великой Отечественной войны:
«Нам дали карточки хлебные. Сначала нам дали по 500 грамм на человека. А сразу на другой день 300 грамм рабочему и 150 - на иждивенцев. А весной травы нарвём - то мокрицы, то одуванчиков, чтобы пищу себе приготовить, а хлеба  625 грамм давали на 4 человек. Ничего не было. Ещё клюква была по 150 грамм давали. У нас был еще запас кофе, перемешаем кофе с травой это вроде хлеба у нас было. Это у нас была такая еда».

Это было жуткое время, испытывающее ленинградцев на прочность. Но для Юлии Павловны всё самое страшное было впереди.

Юлия Андреева - ветеран Великой Отечественной войны:
«Потом у меня заболела девочка. У неё с лёгкими что-то случилось. Ей всё время нужно было переливание крови. А кровь какая может быть. У меня кровь брали. Прихожу со смены - начался артиллерийский обстрел. Вырвало двери, расшибло окна и мы остались у Бога за пазухой. Окна заколотили одеялами. Так и жили. Печку топить дров не было».

А дочка слабела с каждым днем. Спасти больного ребёнка можно было только выехав из осаждённого города. Во вражеской блокаде Ленинграда осталось лишь одно окно: часть берега Ладожского озера, так называемая, Шлиссельбургская губа с ее западным и восточным берегами. Здесь решили построить ледовую дорогу, которая сыграла огромную роль в спасении населения города в лютую зиму 1941 - 1942 года. Юлия Павловна с маленькой дочкой были эвакуированы.

Юлия Андреева - ветеран Великой Отечественной войны:
«Девочку забрала. Вечевой мешок на плечах был. Плетёная корзина и ребёнок на руках. И мы от Ленинграда до Ладожского озера ехали. Ехали вперед, а бомбежка началась - мы поехали назад».

Поэтесса Ольга Бернгольц, тоже кстати, блокадница, в своем стихотворении "Ленинградка" как будто списала женский образ с Юлии Андреевой:

Мне часто было страшно и тоскливо,
Меня томил войны кровавый путь,
Я не мечтала даже стать счастливой,
Мне одного хотелось: отдохнуть...

Да, отдохнуть ото всего на свете -
От поисков тепла, жилья, еды.
От жалости к своим исчахшим детям,
От вечного предчувствия беды,

От страха за того, кто мне не пишет
(Увижу ли его когда-нибудь),
От свиста бомб над беззащитной крышей,
От мужества и гнева отдохнуть.

Смотри, как цепки пальцы и грубы!
Я рвы на ближних подступах копала,
Сколачивала жесткие гробы
И малым детям раны бинтовала...

И не проходят даром эти дни,
Неистребим свинцовый их осадок:
Сама печаль, сама война глядит
Познавшими глазами ленинградок.


В августе 42-го года Юлия Павловна отправила мужу на фронт свою фотографию с дочкой. Этот пожелтевший от времени снимок - единственная память о маленькой Вале. Девочка умерла от воспаления лёгких в том же, 42 году. Юлия Павловна, подписывая фото, как будто предчувствовала беду: "Вспоминай, Ванюша, хотя бы по этому образу, почему-то у меня такое предчувствие, что мы в живых не останемся..." Она выжила, но с любимым мужем больше не увиделась. Иван погиб от артобстрела в 44-м году в Чехословакии. Юлия Павловна бережно хранит его боевые награды и удостоверение с засохшими каплями крови. Война отняла у молодой девушки всех самых любимых - мужа, детей, родителей, троих братьев, а её пощадила. Победу она встретила в Северодвинске, где работала в эвакогоспитале. Позже она вновь обрела семейное счастье - вышла замуж, родила 2-х детей, которых назвала в честь погибших малышей - Володи и Вали. Но и в мирное время смерть наступала на пятки. Несколько лет назад она похоронила мужа, а в прошлом году от тяжёлой болезни умерла и дочь Валентина. Сейчас Юлия Павловна проживает вместе с семьёй своего сына. В этом году стойкой блокаднице исполняется 95 лет. Не верится, но в таком преклонном возрасте она не даёт себе покоя - трудится на даче, вяжет, читает газеты. Невероятно, на долю этой удивительной женщины выпало немыслимое количество потерь, боли, лишений. Но не сломалась. Не озлобилась. Пережитое только закалило её.  Она знает цену жизни. И с благодарностью встречает каждый новый день.  Живёт. Радуется. Улыбается. Во имя Мира. Во имя нас с вами. Во имя той Великой Победы. Во имя нынешней светлой весны.

Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.
Авторизация
Логин

Пароль



Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Новодвинск 
Время загрузки: 0.01 секунд - 44 Запросов 10,326,041 уникальных посетителей